USD
56.76
0.69
EUR
63.67
0.66

Пробег по маршруту вековой давности

Место отдыха по-российски. Дорога Р134, отрезок Дорогобуж – Вязьма.

Место отдыха по-российски. Дорога Р134, отрезок Дорогобуж – Вязьма.

Минул век, а задачи у нас, по сути, прежние: «Настоящим испытательным пробегом автомобили проверяются в отношении прочности, выносливости и экономичности эксплуатации, а также способности проходить по нашим шоссированным и грунтовым дорогам».

Летом 1912 года Учебная автомобильная рота организовала первый в стране испытательный пробег для определения автомобилей, подходящих российской армии. Маршрут проходил по северо-западной окраине огромной империи. По итогам испытаний создали роскошный альбом с отчетом и прекрасными фотографиями. Ведь пробег провожал военный министр, а встречал сам император Николай II.

Участники испытаний – контролеры, сидящие в каждой машине, – скрупулезно фиксировали все поломки, а также проколы шин, расход бензина и смазок. Попутно описывали состояние дорог. К слову, 1983 из 2843 верст приходилось на «шоссе и шоссированные дороги» и 860 верст – на грунтовые.

Этот пробег мы вспомнили и в связи с окончанием юбилейного для «За рулем» 85-го года со дня рождения. Ведь через 60 лет после старта первого испытания, в 1972-м, команда «За рулем» вторично прошла схожим маршрутом.


Кстати, надо было обладать смелостью, чтобы приурочить годовщину автопробега царской армии к 60-летию СССР. Правда, тогда наши коллеги схитрили – изменили маршрут и интересовались в основном новыми дорогами и заводами автомобильной отрасли.

Мы же, еще через четыре десятилетия, поставили себе задачу максимально точно воспроизвести маршрут 1912 года. Для чего изучили карту вековой давности и упомянутые в отчете населенные пункты.

Карта путешествия и маршрут

Карта путешествия и маршрут

В 1972-м в пробег ушли все отечественные легковые автомобили – от «Запорожца» до «Волги», а с ними чехословацкая «Шкода», находившаяся на испытаниях в журнале. В 1912-м подавляющее большинство машин – всего их было более трех десятков – представляли иномарки. Конкурировали с ними рижские «руссо-балты» и московский «Руссо-Бюир» завода П. Ильина.

В известной степени эту французскую машину можно считать предшественницей калужского «Ситроена». Ну а в 2013 году компанию последнему составили «Шевроле» и «Ниссан», которые после марафона «60 часов «За рулем» несут службу в редакции. Свой отчет мы составили по мотивам того – вековой давности.

День первый. Дорога Москва – Санкт-Петербург

717 км (767 верст). Средний расход топлива:

  • «Ситроен-С4 Седан» – 6,9 л/100 км (22,6 фунта на версту)
  • «Ниссан-Алмера» – 7,5 л/100 км (24,6 фунта на версту)
  • «Шевроле-Кобальт» – 7,4 л/100 км (24,2 фунта на версту)

Дорога Москва – Санкт-Петербург со времен Радищева описана сотни раз. В 1912-м она уже представляла собой шоссе. Столицы давно поменялись местами, но путешественники по-прежнему проезжают множество населенных пунктов, до и после поездки обсуждая, сколько времени займет или занял проезд Вышнего Волочка.

Нам, к слову, удивительно повезло: миновали город практически без задержек. Да и само шоссе сейчас
в отличном состоянии. Надолго ли? Впереди зима…

Автомобили бегут к бывшей столице легко и резво. Конечно, «Ситроен», который в полтора раза мощнее «Ниссана» и «Шевроле», куда легче идет на обгоны. При этом он заметно экономичнее попутчиков. Дело, вероятно, не только в грамотно подобранных передаточных числах 6-ступенчатого автомата, но и в аэродинамике.

На этом участке прожорливее всех «Алмера» с 4-ступенчатой автоматической коробкой. Для того чтобы держаться в ритме «Ситроена», нашему «Ниссану», как и «Шевроле», на обгонах нужен газ в пол.

Раздача бензина в 1912 году

Раздача бензина в 1912 году

В 1912-м раздача бензина напоминала сакральный ритуал…

Автозаправочная станция

Автозаправочная станция

Мы же колонок особо не выбирали. Избегали только самых замызганных

У «Ситроена» при всей его резвости есть не очень приятное свойство. Адаптивная коробка – с долгой памятью. Когда спокойный режим сменяется резким нажатием педали для интенсивного ускорения, автомат на несколько мгновений задумывается, вызывая у водителя секундное сомнение в силах автомобиля. Затем, когда шофер вновь едет вполпедали, коробка, успев привыкнуть к динамичной езде, некоторое время хаотично перещелкивает передачи.

Незаметно доехали до Питера за восемь с половиной часов. Поколесили по былой столице империи, посмеявшись над тем, что питерцы называют пробками. Но главное – отсняли машины перед Марсовым полем, примерно там, где это сделали военные 101 год назад. Они ведь стартовали отсюда. Ну а мы прошли один из самых длинных отрезков пути, – но далеко не самый интересный.

День второй и третий. Дорога Санкт-Петербург — Псков

299 км (320 верст). Средний расход топлива:

  • «Ситроен-С4 Седан» – 7,8 л/100 км (25,7 фунта на версту)
  • «Ниссан-Алмера» – 8,6 л/100 км (28,2 фунта на версту)
  • «Шевроле-Кобальт» – 8,3 л/100 км (27,3 фунта на версту)

Дороги Ленинградской и Псковской областей по-хорошему удивили. Откровенных ям и даже неприятных трещин нет, причем, вопреки национальной традиции, даже в населенных пунктах, включая уютную, еще с позапрошлого века дачную Лугу.

Однако мелкие неровности на шоссе есть, и «Ситроен» реагирует на них негромкой, но заметной дробью. Здесь самый комфортный – «Шевроле», благодаря мягкой подвеске почти не замечающий сколов асфальта.

Граница Латвия и Литва

Граница Латвия и Литва

Так незаметно и не парадно выглядит граница между Латвией и Литвой.

Стоянка автомобилей

Стоянка автомобилей

Там, где в 1912-м колёса тонули в песке и глине, нынче узкие, но ровные шоссе.

«Ниссан» совсем ненамного жестче. Но если закрыть глаза, различить машины по поведению в таких условиях очень сложно

Погода – чуть выше нуля и мелкий дождик – дала отменную возможность проверить работу вентиляции. Потливее всех «Кобальт». До включения кондиционера стёкла – особенно заднее, а потом и боковые – упорно затягивало. Победить это подбором комфортной температуры и распределением потоков, не включая кондиционер, не удалось.

Чуть лучше вел себя «Ниссан». А «Ситроен» легко обходился без кондиционера. Меня, долго проездившего на редакционном «Пежо-308», это особенно порадовало, ведь «пыжик» хорошей вентиляцией как раз не отличался.

Дороги в Российской Империи

Дороги в Российской Империи

Дороги западной окраины Российской империи не баловали наших предшественников.

шоссе Балтии

шоссе Балтии

Нынче даже обычные шоссе Балтии не хуже иных наших федеральных магистралей.

Дорога в Вильнюс

Дорога в Вильнюс

Отрезок дороги между Молетаем и Вильнюсом в 1912-м вызывал у водителей ужас. Как же все изменилось!

Короткий пробег до Пскова оставил время поискать именно то место, где фотографировались участники испытаний 1912 года.

Напрягли экскурсоводов и знатоков истории города и выяснили: фото делали возле манежа, перед казармами и полковой церковью так называемого Иркутского полка, прибывшего в Псков из Финляндии.

Войны пощадили казармы, но ныне они изменились до неузнаваемости. Поэтому мы отснялись у кремля на высоком берегу реки Великой и приготовились к завтрашнему переходу границы. У наших коллег-испытателей 1912 года таких проблем не было.

площадь латвийского городка Резекне

площадь латвийского городка Резекне

Главная площадь латвийского городка Резекне изменилась до неузнаваемости. Мы решили: для съемки подходит Дворец Культуры.

Фото 1912 год

Фото 1912 год

Тем более что подробную справку о месте съемки 1912-го нам дали именно там.

Ровный литовский грейдер на подъезде к городку Янова позволяет ехать быстро.

Ровный литовский грейдер на подъезде к городку Янова позволяет ехать быстро.

«При въезде в город была устроена арка из зелени, здания украшены зеленью и флагами, население с радушием встречало подходящие автомобили». Нас в латышском Резекне (тогда – Режице) так не встречали. Но мы вновь очень хотели найти место, где снимались наши предшественники.

В Доме культуры, главном в Латгалии (восточная часть Латвии), нашлись знатоки истории городка. Центральная площадь до неузнаваемости перестроена, но кафедральный собор, что на заднем плане старой фотографии, к счастью, цел.

Ну а мы сделали фото возле того самого Дома культуры постройки конца 1920-х. Сто с небольшим километров до Даугав пилса (в ту пору – Двинск) испытатели 1912 года прошли за четыре с половиной часа. Мы – за час с небольшим. И как они вообще ехали – в открытых машинах, без минимальных удобств, с тяжеленными рулем и рычагами, с тусклыми фарами да на ненадежных шинах?! Вот уж действительно железные люди.

Почти незаметно пересекли границу Литвы, которую обозначают лишь плакаты с названием страны и напоминанием о скоростном режиме в республике.

«От Миляты до Вильно шли большаком. Дорога все время песчаная, с крутыми поворотами, спусками и подъемами до 12 градусов, для прохождения автомобилей тяжелая, но местность живописная». Живописности на отрезке Молетай – Вильнюс и сейчас хватает (кстати, именно здесь – географический центр Европы), ну а дорога нынче практически идеальная, к тому же не очень загруженная.

Максимально допустимая скорость – 90 км/ч – несильно отличается от средней. Неудивительно, что в этот день автомобили показали минимальный расход топлива за весь пробег.

Лидер по-прежнему «Ситроен». И только «Ниссану» заправки перед границей в России не хватило до въезда в Белоруссию.

переправы в 1912-м

переправы в 1912-м

Многие переправы в 1912-м превращались почти в героическое форсирование водной стихии. В наше время мосты в этой части Европы отличные.

Остановка в Вильнюсе

Остановка в Вильнюсе

Наши предшественники остановились в Вильнюсе на день, дабы привести автомобили в порядок. Мы же позволили себе лишь сделать фото рано утром в центре города.

День четвертый. Дорога Вильнюс – Минск

726 км (777 верст). Средний расход топлива:

  • «Ситроен-С4 Седан» – 6,8 л/100 км (22,3 фунта на версту)
  • «Ниссан-Алмера» – 7,6 л/100 км (25,0 фунта на версту)
  • «Шевроле-Кобальт» – 7,2 л/100 км (23,7 фунта на версту)

В 1972-м наши коллеги наблюдали строительство шоссе Вильнюс – Каунас. Сейчас ехать здесь можно со свистом. Но нам не сюда, ведь общий принцип пробега 1912 года был прост: дороги (или хотя бы их подобие) шли тогда лишь между населенными пунктами. Поэтому в 26 километрах от Вильнюса поворачиваем налево, к поселку Майшягала.

Про это место предшественники прошлого века писали: «От Вильно до Майшигалы – шоссе, а далее – хотя по плану и была помечена транспортная дорога второго разряда, на самом же деле шла проселочная песчаная дорога с глубокими колеями и выбоинами».

Нынче здесь хороший асфальт, по которому и едем вдоль реки Вилия, минуя ухоженные деревушки с причудливыми для нашего уха названиями Муснинкай, Упнинкай. Впервые за пробег попался кусок проселка. Ровный твердый грейдер, впрочем, позволяет держать практически шоссейную скорость и грозит лишь камнями от встречных и впереди идущих машин. Стекло «Ниссана» пострадало-таки. Расстроились, правда, не очень, поскольку трещина уже не первая.

На пути от Каунаса (Ковно) до Гродно испытатели прошлого века пересекали Неман четыре (!) раза. Трижды по ветхим мостам и один раз на пароме с поэтичным именем «Самолет». Мы же пролетели над Неманом, едва его заметив. Как и наши предшественники, пообедали в симпатичном курортном городке Бирштонас (тогда – Бирштоны) и вскоре быстро, без осложнений миновали литовско-белорусскую границу.

Сразу и не угадаешь, что выехал из Евросоюза, – дороги всё такие же гладкие, с отличной разметкой. Деревушки небогатые, но чистые и ухоженные.

Длинный пробег в этот день вы явил новые качества автомобилей. Все водители стали ворчать на «Ниссан»: сиденье, дескать, маленькое, а главное – в долгой дороге начинает болеть правая нога. В «Шевроле» на дальнем бое немного удобнее, но пояснице не хватает опоры, лопатки же, напротив, чувствуют излишнее давление.

Белорусия

Белорусия

Небогатые, но аккуратные белорусские деревушки пронизаны отличными малозагруженными дорогами.

Лучше всего сидеть в «Ситроене», хотя и в нем неидеально. Кресло стоило бы сделать попросторней и пофигуристей, как, скажем, в хорошо знакомом «Пежо-308». Самый длинный день пробега закончили в засыпающем уже Минске.

День пятый. Дорога Минск – Смоленск

726 км (777 верст). Средний расход топлива:

  • «Ситроен-С4 Седан» – 6,9 л/100 км (22,6 фунта на версту)
  • «Ниссан-Алмера» – 7,9 л/100 км (25,9 фунта на версту)
  • «Шевроле-Кобальт» – 7,2 л/100 км (23,7 фунта на версту)

По асфальту ездить, конечно, уже надоело. Но мы еще не знали, что впереди ждет самое интересное. А пока идем по автостраде в Белоруссии, где разрешенная скорость 120 км/ч, а значит, можно ехать чуть быстрее. Вот здесь «Ситроен» проявляет некие странности характера. Динамика по-прежнему прекрасная, но на высоких скоростях машина временами как-то неуверенно держит дорогу, требуя легкой корректировки траектории рулем чаще, чем хотелось бы.

Боковой ветер усиливает эту неприятную особенность. Не то чтобы опасно, но на фоне всего остального возникает ощущение дисгармонии. Может, дело в конкретном автомобиле? Надо бы заняться этой темой отдельно.

Нервно реагирует на боковой ветер и «Шевроле», хотя в целом ведет себя вполне прилично. «Ниссан» быстро получил прозвище «утюг»: не самый шустрый в ускорении, особенно, конечно, на высоких скоростях, зато надежно липнет к дороге. Уходим с трассы в попытке максимально точно воспроизвести маршрут предков… и упираемся в ветхий пешеходный мостик через реку Начу.

Вероятно, здесь испытатели начала ХХ века тоже переправлялись на плотах. Мы их строить не стали. Но вскоре все-таки попали на дорогу к Орше.

После нее захватили кусок проселка – уже не такого ровного, как в Литве, да и с камнями побольше. Несмотря на довольно сложный рельеф, скорость держим приличную. Уверенности придает работа подвесок: у всех машин они плотные и с хорошим запасом, нет и намека на пробои. Вот только «Кобальт», комфортный на шоссе, в такой ситуации раскачивается чуть больше, чем хотелось бы.

То же самое ощущаем и на российском асфальте в районе поселка Красный (его отметили в своем отчете водители 1912 года). Канав здесь нет, но волны те еще да и повороты крутые. Поэтому даже на неэкстремальной скорости «Шевроле» вываливается с траектории и требует корректировки.

Российские дороги

Российские дороги


Не зная брода… лучше посовещаться и замерить глубину промоины.

«Ситроен» с его плотной подвеской держится на дороге и рулится лучше. Впрочем, и «Ниссан» от него практически не отстает. С этими впечатлениями прибыли в Смоленск. Остался один день…Он оказался едва ли не самым интересным.

День шестой. Дорога Смоленск – Москва

504 км (539 верст). Средний расход топлива:

  • «Ситроен-С4 Седан» – 7,4 л/100 км (24,2 фунта на версту)
  • «Ниссан-Алмера» – 8,1 л/100 км (26,6 фунта на версту)
  • «Шевроле-Кобальт» – 7,9 л/100 км (25,9 фунта на версту)
Дорогобужино

Дорогобужино

Дороги 1912-го и 2013-го под Дорогобужем – похожи. И это еще не самый интересный отрезок.

Из Смоленска на Дорогобуж идем Старой Смоленской дорогой, столб с нулевым километром которой стоит у самой границы с Белоруссией. Дорога очень неплохая: ни канав, ни иных значительных неровностей. Теперь предстоит найти продолжение шоссе, обозначенного в атласе и известного нашим навигаторам как Р134.

Сделать это оказалось вовсе не просто. Сначала уперлись в завод удобрений, потом – в военную часть. Наконец, нашли вполне приличный асфальт. Он перешел сначала в укатанный проселок, а потом в узкую лесную дорогу с крутыми подъемами-спусками и промоинами, чью глубину перед форсированием промеряли палками. Тут с 1912 года явно ничего не изменилось!

Зато мы получили отменную возможность проверить автомобили еще и в таких условиях. Дорожных просветов хватило. Лишь однажды, при форсировании речушки, вышедшей из развалившейся бетонной трубы, машины кромками бамперов задели грунт. Сильнее всего (но не опасно) – «Ситроен», у которого бампер висит ниже, чем у других.

Проехав половину такой дороги до Вязьмы, мы с нее все-таки ушли. Не потому, что испугались, – уверенность в машинах как раз укрепилась. Просто среднюю скорость 10 км/ч мы уже себе позволить не могли. Остался кусок Вязьма – Юхнов, затем новое Киевское шоссе и его последние пять километров перед МКАД, преодоленные за 40 минут.

***

Сто лет назад в пробег ушло более 30 автомобилей, они проехали 2843 км за 19 дней. В некоторых городах экипажи задерживались на день для отдыха и приведения техники в порядок. Мы миновали 3100 км за шесть дней, расходуя топлива примерно в три раза меньше, чем самые экономичные модели 1912-го.

Дорога Р134, отрезок Дорогобуж – Вязьма.

Дорога Р134, отрезок Дорогобуж – Вязьма.

Место отдыха по-российски. 

Как и испытатели начала прошлого века, оценивали прочность, выносливость, экономичность автомобилей. Все они показали себя хорошо приспособленными для нынешней России.

А что сказали бы о таких машинах те, кто шли нашим путем век назад? Вот бы узнать…


Читайте также:
comments powered by HyperComments
Наверх